Севастополь поймет и оценит

Лучший опыт свердловского здравоохранения будет внедряться в лечении севастопольцев и жителей Крыма. С июля главный врач онкодиспансера Михаил Голованов возглавил аналогичное медучреждение в Севастополе.

Решение сменить место работы далось непросто. Но, по словам Голованова, «это было предложение, от которого невозможно отказаться».

 

- Михаил Юрьевич, на взгляд обывателя, мотивы очевидны. Крым – благодатный край, это не Каменск, где летом – снег и град. И все же, что стало для вас определяющим аргументом? Как вообще возникло это предложение?

- Неожиданно. В середине мая был звонок из департамента здравоохранения Севастополя. Там решили поднять на новый уровень онкологическую службу, построить современный онкоцентр. Уверен, любой профессионал понимает масштаб поставленных задач. Севастополь – не просто «Город-Герой», это самостоятельный субъект Российской Федерации. Как и в республике Крым, там свой губернатор.

Соответственно возглавить онкослужбу федерального значения – это серьезный профессиональный рост. А строительство нового центра, оснащение его современным оборудованием и организация эффективной онкопомощи – проект, который выпадает на долю далеко не каждого медика-управленца. В этом контексте я отлично понимаю строителей, которые гордятся своей профессией и результатами труда.

- По-моему, кроме всего прочего возглавить такой медицинский проект – большая честь. Ведь развитие Севастополя и Крыма – под личным контролем президента России. Не страшит такая ответственность, Михаил Юрьевич?

- Как говорится, глаза боятся, а руки делают. Да   и задача вполне по силам. Регион обслуживания онкослужбы в Севастополе примерно такой же, как каменского диспансера, - около полумиллиона человек. Ничего масштабировать не придется – только внедрять лучшее и двигать службу вперед. Благо, работать есть с кем. Побывал в Севастополе, познакомился с коллективом диспансера: там много высоких профессионалов, в том числе – приезжих.

- Поделиться с севастопольцами вам, и правда, есть чем. Помнится, на рубеже веков каменский диспансер рождал у больных  упадническое настроение: ободранные полы, обшарпанные стены, страшные палаты и операционная. За 15 лет, что вы руководили онкологией, служба изменилась радикально. Теперь пациенты получают совсем другой посыл: «Прими надежду всяк сюда входящий».

- Конечно, материальная база диспансера и технологии заметно шагнули вперед. За последние десять лет появилась компьютерная томография, эндоскопическое оборудование и другая современная аппаратура. Появились методы лечения, основанные на генотипе, на прочтении генома человека и определении антигенов. Все это значительно увеличивает процент излечиваемых пациентов. И даже больных, которым раньше медицина не могла помочь, мы поддерживаем годами. 

Но главное, что удалось сделать, - создать команду и комфортный микроклимат в коллективе. Особая моя гордость – молодежь, в онкодиспансере ее больше, чем в других медучреждениях Каменска. Это результат целенаправленной кадровой политики и «очеловечивания» условий труда. Речь не только о достойных зарплатах, тут много факторов. К примеру, несколько сотрудников получили служебное жилье, мы помогли им его обустроить.

- Иными словами, оставляете каменцам отлаженную онкослужбу?

- Уверен, смена руководства не скажется на оказании онкопомощи. В диспансере остается профессиональная команда во главе с Мариной Борисовной Пименовой, которая была заместителем по медицинской части.

Что касается перспективы, интересы городского филиала учтены в программе развития онкологической службы Свердловской области, в разработке которой я принимал участие. Эта стратегия гарантирует в ближайшей пятилетке поставку комплектов нового оборудования, завершение начатых ремонтов в хирургическом отделении и радиологическом корпусе.

Начат также проект по оборудованию на территории диспансера зоны отдыха для пациентов. Планировали завершить его осенью. Помешали международные санкции в отношении нашего партнера – РУСАЛа. И все же не сомневаюсь, прогулочный дворик для наших пациентов будет.

- Михаил Юрьевич, не менее серьезные обязательства у вас - перед избирателями, которые вручили вам мандат депутата областного Заксобрания.

- На этом фронте – без перемен. В Заксобрании я работаю на неосвобожденной основе, совмещая депутатские полномочия с профессиональной деятельностью. Ничто не мешает мне отстаивать интересы каменцев в прежнем ритме.

В 21-м веке возможности телекоммуникации и связи позволяют людям жить и работать в разных концах мира. С документами мы и сейчас в большей степени работаем по «электронке». Что касается пленарных заседаний и работы комитетов, а также приема горожан по личным вопросам, буду ежемесячно прилетать из Севастополя. В практике работы Заксобрания я - не первопроходец с таким трудовым режимом. С председателем Заксобрания эти нюансы мы обсудили, возражений нет. В Севастополе руководители также с пониманием относятся к моим депутатским обязательствам. Поскольку гарантирую, что совмещение не скажется на работе.

Понимаю, что начинается очень напряженная жизнь. Но легких путей не ищу. Человек, который стремится чего-то добиться, должен уметь выводить себя из зоны комфорта.

- Все же жаль, что Севастополь победил Каменск.

- Как бы ни сложилась моя жизнь, родной город – Каменск. Родина – там, где родился, где семья и могилы предков. За 47 лет жизни в Каменске я знаю горожан семьями – от дедушек до внуков. Не говоря уж о тех каменцах, с кем ходил в детсад и школу.

Мне смешно, когда, прожив пару лет, скажем, в Екатеринбурге, некоторые земляки спрашивают: «Как у вас там, в Каменске?» Для меня всегда будет: «Как у нас там, в Каменске?»

- Каким вам показался Севастополь?

- Очень своеобразный город. Там все пропитано духом героизма и подвига. С кем бы ни говорил, постоянно проскальзывает сакраментальная фраза: «Ну, это же Севастополь». В объяснение, в оправдание.

Окончательно понять эту фразу мне, видимо, еще предстоит. Но во всех разговорах во время командировки в Севастополь город присутствовал как самостоятельная сторона. Даже вице-губернатор при встрече заметил: «Это же Севастополь. Здесь всегда, как на фронте. Многое необходимо догнать, развить и сделать. Будете работать во благо людей - Севастополь это увидит, поймет вас и оценит».

И действительно, архитектура в городе – еще на уровне 90-х. Но, на удивление, много молодежи. Может быть, поэтому во всем ощущается динамика развития. Подтвердил это и таксист, который вез меня. По его словам, жизнь там делится на «при Украине» и «в России». Раньше на дорогах было много старых автомобилей советского производства, сейчас автопарк поменялся кардинально, порядок – на общественном пассажирском транспорте. Несмотря на специфику курортного региона, как сказал таксист, кто хочет – работает и зарабатывает.

Проезжал мимо «Артека», в котором был в 1984 году. Там снесены лагерные корпуса советского периода, появились новые. Строится жилье и дороги. Через весь полуостров, от Керченского моста до Севастополя, тянут скоростную магистраль «Таврида».

- Что крымчане говорят о России?

- Ничего. Потому что они говорят: «материк, с материка». Так же, как жители Сахалина или Чукотки. То есть люди не противопоставляют Россию и Крым, для них полуостров и материк – одна страна. При этом можно услышать: «При Украине было…» и «Когда домой вернулись…».

Для меня, уральца, на полуострове стал особенно ощутим великий простор России. Нам ведь здесь, как? На рыбалку сгонять на север, за тысячу километров, - не вопрос: утром на машине выехали, вечером – уже на месте. Можем махнуть на колесах в любую сторону. А на полуострове все дороги ведут в одну сторону. Теперь – к Керченскому мосту.

С самолета мост и полуостров – грандиозное зрелище. С высоты особенно поражает масштабность проекта и всего, что происходит в Крыму. Кстати, выяснилось, что в этих переменах уже участвует немало каменцев – работают, строят бизнес. Позвонили, узнав о моем решении ехать в Севастополь, - поддержали.

 

Елена ЖУКОВА.

общественное мнение

Геннадий МОИСЕЕВ В общественно-политическую жизнь города я включился в конце 80-х годов и могу сравнивать управленческие системы социализма и рыночного времени, а также оценивать перемены в финансовом механизме муниципальной жизни.